Участник Чернухино-Дебальцевской операции поделился воспоминаниями

Участник Чернухино-Дебальцевской операции поделился историями с боёв

С 2014 года в историю Луганской Народной Республики были вписаны тысячи имён героев, военнослужащих. Несмотря на постоянное скандирование: «мы не хотим войны», особенно после ужасающих и трагичных событий 1941-1945 годов, страшная часть истории повторяется и набирает обороты. В мирном прежде городе слышны разрывы снарядов, а мужчины уходят на фронт защищать свои семьи.

Дмитрий Деренко стал одним из военнослужащих, который на момент Чернухино-Дебальцевской операции уже имел опыт участия в боевых действиях: проходил семилетнюю службу в армии, а также служил на Ближнем Востоке. В 2007 году воин-интернационалист решил завершить деятельность, обзавёлся семьёй. Для своих двух детей Дмитрий Деренко никогда бы не пожелал, чтобы мирное небо разразилось раскатами взрывов.

Он больше не планировал продолжать карьеру военного, но последствия майдана 2014 затронули его и детей лично. Он не мог остаться в стороне: когда Туричнов объявил об «АТО», в Славянске и Лисичанке начались события, которые Дмитрий Деренко не хотел больше видеть, мужчина перешёл к активным действиям.

«Я с первых дней проникся духом Русской весны. Если описать то, что чувствовал, наверное, повторю слова многих жителей Донбасса: гнев, чувство несправедливости происходящего, тревога за свою семью, неприятие майдана и новой политики украинского государства. В Славянске и Лисичанске погибли ребята, которых я хорошо знал, а это уже не шутки. Не показалось — на Украину пришла беда, которой нужно было сопротивляться», – вспоминал события весны 2014 в Луганске Дмитрий Деренко.


Трагедия в Одессе вызывала ответную реакцию в, на тот момент, Луганской области. После референдума эта реакция обрела новые обороты и Дмитрий Деренко стал одним из командиров, отвечавших за подбор и обучение добровольцев в Свердловске. Его военный опыт оказался очень важным и нужным.

«Около половины мужчин, которые пришли в самооборону и стали на защиту Донбасса, не имели ни малейшего военного опыта. Они не только оружие впервые в руках держали, они понятие «устав» слышали впервые. Но с такими потом даже легче было. Они «впитывали» всё, были более дисциплинированными и исполнительными. Много времени на обучение не было, поэтому первые «зачёты» сдавали уже в реальном бою», – рассказывает Деренко.

На передовой Дмитрий Деренко был девять месяцев. За этот промежуток времени он принимал участие в защите Червонопартизанска, Провалья, Зимогорья, Славяносербска, Станицы Луганской, Зоринска, Чернухино и Дебальцево.

«Я в свое время участвовал в миротворческой миссии на Ближнем Востоке, но настолько сложный замес, как в Чернухино и Дебальцево, был в моей военной практике впервые. Разрозненности в действиях наших частей уже не было, все работали чётко, выполняя команды по выработанной стратегии. Эта слаженность привела к успешному для нас исходу Чернухино-Дебальцевской операции. А у противника, при численном и техническом превосходстве, был полный бардак в рядах – это работало против них», – отметил военнослужащий.

Самые сложные бои, по мнению Деренко, в условиях населенных пунктов. Чернухино и Дебальцево – тот самый случай. Бить нужно прицельно и смотреть в оба, чтобы не попасть в своих. Тогда военным удавалось освободить не более десяти домов в сутки, поскольку передвигались они медленно. Это всего 150 метров.  

«Мы в ночь заняли позиции, окопались. Ночью работает только артиллерия. Мы стоим на месте до рассвета. Я поставил в дозор молодого парня. Проинструктировал его, а сам стал отходить в укрытие. Тут поблизости накрывает артиллерия украинская. Мой дозорный почему-то начинает стрелять, да совсем в другую сторону – в посадку, где ничего подозрительного не замечали раньше. Ползу назад, матерюсь под нос: «что же ты, паршивец, делаешь?». И тут в лесополосе такой фейерверк начинается! Там был ВСУшный подземный склад боеприпасов. От выстрела в ту сторону сдетонировал снаряд и пошла цепная реакция – взлетели их запасы на воздух. Вот такие неожиданности на войне бывают», – вспоминил случай на войне с улыбкой Дмитрий Деренко.

Дмитрий уверенно говорит, что на войне не боится только глупый, и атеистов там тоже нет. В то же время контролируемый страх, по мнению военного, помогает мобилизовать силы, а вера – идти вперед.  

«Я не столько умереть, сколько калекой боялся остаться. Наша группа в Чернухино раз под такой обстрел попала, что меня полностью засыпало землей. Лежу оглушенный, а в голове мысль: «всё, это конец». Потом собрался с силами, пошевелил ногами, руками – всё двигается, всё на месте. Стал выбираться. Конечно же, мне было страшно в тот момент», – рассказал военный.

Ещё в начале боев за Чернухино противоборствующие стороны объявили на несколько часов перемирие, сделав коридор для эвакуации мирных жителей. Как вспоминает Дмитрий, тогда казалось, что город пуст. Но уже после окончания операции из подвалов и укрытий начали выходить напуганные люди. Их было около двухсот. Вместе с военными они помогали разбирать завалы, спасать тех, кто остался в живых.        

Это было в двадцатых числах февраля. Через три дня военную часть Дмитрия Деренко перебросили в Дебальцево. Туда они прибыли уже в завершающей фазе военно-освободительной операции. 

Подписание Минских соглашений говорило о том, что активная фаза боевых действий на Донбассе будет приостановлена. Готовность продолжать наступление была сдержана политическим решением стран-гарантов по урегулированию конфликта. Этот факт повлиял на дальнейшие решения Дмитрия Деренко.

В родной Свердловск Дмитрий приехал в начале марта 2015 и получил предложение возглавить отдел чрезвычайных ситуаций в администрации города.

«Я отказываться не стал, решив, что на этом месте мое присутствие будет целесообразнее. Думал, как только начнутся активные боевые, уйду опять на передовую. Но «Минск» оказался живуч, поэтому на гражданской государственной службе я «задержался» по сей день», – отметил Дмитрий Деренко.

В 2015 работы для возглавленного им управления по вопросам чрезвычайных ситуаций, охраны окружающей среды было особенно много. Летом 2014 территория Свердловского района вдоль границы с Российской Федерацией была занята украинскими силовиками. После их разгрома на руках у населения оказалось много оружия.       

«Так уж человек устроен: если лежит ничейное – тянет домой даже то, что тянуть нельзя. Приходилось совместно с полицией и МЧС проверять подвалы, сараи, дома – разоружать. Всякое тогда было: поссорившиеся соседи грозились гранатой взорвать друг друга, подростки на местном ставке рыбу из «мухи» глушили, мы в погребах и ПТУРСы находили. Даже такое на всякий случай народ приберегал. С этими явлениями нужно было бороться. Я нужен был здесь», – рассказал Дмитрий Деренко.    

В 2019-м Деренко был переведен на новую должность  – возглавил управление жилищно-коммунального хозяйства администрации города Свердловска. Работа в сфере благоустройства и строительства снова вернулась в его жизнь.

«Мой ритм жизни утроился с весны прошлого года. Но результатами этого периода я доволен. При всем ворохе бед ЖКХ, могу отметить позитивные подвижки – в качестве господдержки мы получаем новую технику взамен того «металлолома», на котором работают наши предприятия последние 15-25 лет. Это не решит всего комплекса накопившихся десятилетиями проблем, но все же существенно облегчит нам работу. Жизнь продолжается. А мы работаем на благо нашего молодого государства», – подчеркнул Дмитрий Деренко.

Участники Чернухино-Дебальцевской операции имели разный опыт на момент начала войны. Они работали в разных сферах, имели семьи, шли своим, неповторимым путём. Но их объединила то, что все они стали на защиту родной земли от украинских оккупантов. Спустя пять лет после окончания Чернухино-Дебальцевской операции каждый их них идёт своей дорогой, но за плечами у них общий подвиг.       

«В то, что страна когда-то снова станет единой, я не верю. Не смогут сесть за одним столом и отметить один праздник мать погибшего ВСУшника и отец убитого на этой войне нашего бойца, или родители изнасилованных и убитых пьяными нацбатовцами девушек из мирного населения Донбасса. Мы разрознены как минимум на десятилетия. Война когда-нибудь закончится. Но даже при условии, что Украина всё же «выздоровеет» идеологически, наша территория будет жить и развиваться отдельно пока раны не зарастут. А будет ли смысл для воссоединения спустя десятилетия – это уже предстоит решать нашим детям и внукам. Я вижу так», – отметил Дмитрий Деренко.