«С Европой нам не по пути», – участник боевых действий Максим Гончаренко

«С Европой нам не по пути», – участник боевых действий Максим Гончаренко

18 февраля Луганская Народная Республика отмечает памятную дату – седьмую годовщину завершения Чернухино-Дебальцевской операции, которая нанесла решительный удар по украинским карателям и стала переломным этапом в борьбе народа Донбасса за свою свободу и независимость.  На протяжении нескольких недель наши герои рьяно боролись за то, чтобы отстоять границы родной земли. В мирное время мы можем не замечать, как проходит день за днём, но те дни, когда жизнь каждого мирного жителя, каждого бойца висели на волоске, казались всем вечностью. Все мы с замиранием сердца следили за тем, как развиваются события на линии фронта. Несмотря на суровые погодные условия, защитники Республик готовы были без сна и отдыха стоять до последнего. Защитники Луганской и Донецкой Народной Республик осознавали важность данной операции, поэтому отступить и сдаться они просто не могли. Чернухино-Дебальцевскую операцию можно по праву назвать одной из самых масштабных и значимых в истории двух республик.  

Эту победу будут помнить многие столетия, а может, и целые века. О том, как сражались за родную землю нам рассказал Максим Гончаренко из Антрацита.

Максим Гончаренко из Антрацита до начала войны в Донбассе был представителем вполне мирной профессии – работал водителем в автотранспортном предприятии.

– Когда начались события на Майдане, даже когда уже произошёл государственный переворот в Киеве, я и подумать не мог, что на нашу землю может прийти война. Все мои родственники с той стороны – Ровно, Ужгорода, Чернигова, Киева, но и они не думали, что прольётся столько крови, – отмечает он.

– Да, часто спорил с товарищами с той стороны, они говорили, мол, нужно идти в Европу. Я объяснял, что Донбассу чужды западные и европейские идеалы. Это не наше, не родное, навязанное. Мы исторически связаны с Россией, Донбасс всегда был русским. Какая Европа может быть?

Спустя годы войны друзья Максима свою ошибку признали, поняли, что «европейская жизнь» не стоила крови жителей Донбасса. Украинские власти же к этому осознанию не пришли до сих пор.

Война внезапно ворвалась в жизнь Максима, как и в сотни тысяч жителей Донбасса, разрушив планы, поставив под сомнение будущее.

– Я отработал смену, вечером мне позвонил товарищ и сказал, что началось какое-то непонятное движение, и нужно что-то делать. Собрался и пошёл на наш блокпост между Антрацитом и Дьяково. Мы слышали, что к другим городам уже подбираются нацбатальоны и наша задача была защитить свои семьи от беспредела, который они творили – грабили стариков, увозили женщин… Я очень переживал за свою семью, свой город. Мы до переворота жили прекрасно, нам не нужно было всего этого Майдана. Мы жили, работали, радовались, воспитывали детей, – отмечает Максим.

Он признаётся, что супруга сильно переживала за него, боялась остаться одна с двумя детьми, но с выбором мужа смирилась. Несмотря на то, что супруга Максима родом из Ровно, Донбасс стал для неё родным.

– Жена моя была здесь одна. Её родственники живут на западной Украине, естественно, ей было тяжело, когда я ушёл на блокпост. Но она видела, что не мы пошли войной, а нас пришли убивать, порабощать. Естественно смирилась с тем, что я, как и другие мужики ушёл защищать свою землю, поддерживала морально, – отмечает он.

Первые боевые вылазки у Максима начались в качестве разведчика. Выезжали за город, следили, куда передвигается украинская техника и человеческая сила.

– Сначала мы наблюдали за их передвижением. Потом были уже настоящие стычки. Ожесточённые бои начались тогда, когда они предприняли попытку взять нас в кольцо, замкнуть его вокруг Луганска. Мы тогда не думали, сколько человек нас окружает, насколько их больше, нам нужно было отстоять свою землю. Выезжать я никуда не планировал. Сбежать – это не мой путь. Я здесь жил и жить буду, мне роднее города нет. Рядом со мной были такие же, как я, те, кто отступать был не готов ни при каких условиях. Я горжусь, что жизнь меня свела с такими людьми. Мы всегда поддерживали друг друга, помогали семьям погибших и раненых. Идя на боевое задание, я чётко знал, что о моей семье позаботятся товарищи, если со мной что-то случится, – рассказывает Максим.

Когда начались бои за Чернухино и Дебальцево задача была одна – отстоять свою землю, не отдать карателям ни пяди, но самое главное – не потерять своих людей.

– Они не жалели никого. Когда каратели шли мимо Антрацита и Боково-Платово, то несколько жилых домов просто-напросто сожгли. Я видел это своим глазами. Уничтожили просто так, сожгли из-за ненависти к нам, даже не подумав, что оставляют кого-то без крыши над головой, что лишают кого-то всего, что человек наживал десятилетиями. Стреляли куда-угодно, пальба велась беспорядочная. Особенно страшные вещи творили нацбатальоны. Но были ведь среди тех, кто пришёл на землю Донбасса, те, кто войны не хотел. Сюда на убой пригнали молодых 18-летних хлопцев-срочников. Те даже не знали куда их везут. У нас были в плену двое срочников-танкистов. Они рассказали, что никого из них не предупредили, что придётся воевать в Донбассе. Парни жили у нас два месяца. Были, вроде как, в плену, но свободно передвигались, помогали нам, ели с нами за одним столом. Ребята были хорошие, честные, пригнанные сюда насильно. Когда мы смогли, то отправили их домой к родителям. Некоторое время с ними даже общались, а потом они попросили больше не звонить, сказали, что их снова забрали служить, – вспоминает Максим. – Бои были страшные. Да, многие хорошие хлопцы погибли. К счастью, нам удалось сохранить пацанов из нашего подразделения. Были раненые, контуженые, но все живы. Нам нельзя было допустить, чтобы Луганск отделили от Донецка. Когда я узнал, что мы выиграли этот бой, то на душе такая радость была, просто не описать.

Но узнал радостное известие Максим, находясь в больнице. 31 января 2015 года во время ожесточённых боёв за Чернухино Максим лишился руки.

– Мы поехали в очередной раз на разведку боем в сторону Дебальцево. Поняли, что если пойдём брать в лоб, то будут большие потери, решили идти на Чернухино. Вышли на Чернухино, завязался бой. Там были сады, и возле них начался обстрел. Меня контузило, и я упал. Потом началось движение машин, я очнулся и мне БМП оторвала руку. По факту, машина меня переехала. Вытащили с поля боя товарищи.

Война внесла страшные коррективы в жизнь Максима. Пережить пришлось многое. Но благодаря силе воли, желанию жить для своей семьи пришли радостные перемены. Максим открыл магазин, занимается бизнесом, растит уже троих детей и знает, что они вырастут честными людьми.

– Я учу детей, что хорошо, что плохо. Объясняю им, что не важно какой ты национальности, важно всегда оставаться человеком и любить свой край, свою семью, – говорит Максим.

Газета «Мир Луганщине», Александра Белая

«С Европой нам не по пути», – участник боевых действий Максим Гончаренко 1