«Когда Родина зовёт, отсиживаются дома только слабаки», – Марк Воржев

«Когда Родина зовёт, отсиживаются дома только слабаки», – Марк Воржев 1

Все мы помним фронтовые истории 41-го, когда вчерашние школьники накидывали себе три-четыре года, чтобы пойти на фронт, бороться с немецкими захватчиками.  Таких безусых парней можно было встретить в каждой бригаде. Но это было очень давно, прошли десятилетия и кажется, что такой трюк уже больше не провернешь. Мы ведь живём в другой век, век высоких технологий. Но когда Родина зовёт для истинного патриотизма нет ни преград, ни помех…

ВМЕСТО ВЫПУСКНОГО МЕСТО НА БЛОКПОСТЕ

В 2014 году северодонецкий школьник Марк Воржев оканчивал девятый класс. Последний год был довольно мятежным – между уроками, а то и вместо них Марк с друзьями бегал на митинги. Он и его товарищи были активными участниками Русской весны. А началось всё ещё с антимайдана в феврале 2014-го.

– Когда в Киеве начался Майдан, для нас это были далёкие и до конца не осязаемые события. Думали, что дальше митингов никто не пойдёт. Но, когда эта ситуация начала продвигаться к нам, стало действительно не по себе. Помню, как сегодня, 22 февраля 2014 года – мы ждали, что в Северодонецк приедут националисты сносить памятник Ленину. Тогда нас собралось более двух тысяч человек. Видимо, они испугались, и никто памятник ломать не стал. Но в этот день первые заварушки начались в Луганске, – рассказывает Марк Воржев.

«Когда Родина зовёт, отсиживаются дома только слабаки», – Марк Воржев 2

Он вспоминает тот случай, когда на палаточный городок сторонников Русской весны напали участники партии «Удар». Это было первый случай, когда на безоружных пошли с оружием. Тогда всё только начиналось.

Марк Воржев рассказывает, что вместе с товарищами создал в Северодонецке организацию «Анти-ФА». Несмотря на свой ещё юный возраст ребята были настроены крайне серьёзно и готовы были стоять до последнего, лишь бы фашисты не пришли в их город. Так и произошло – все пошли в ополчение. Один из организаторов «Анти-ФА» погиб, защищая Родину, ещё один пропал без вести.

Марк Воржев с единомышленниками не только принимал участие в митингах Русской весны в родном Северодонецке, он посещал другие города, будучи ярым сторонником антимайдана. И когда в Луганске активизировалось протестное движение, Марк приехал в город, потому что здесь была нужна помощь крепких и главное надёжных ребят.

«Когда Родина зовёт, отсиживаются дома только слабаки», – Марк Воржев 2

– Это было 6 апреля, день взятия СБУ. Мы с пацанами собрались на автовокзале в Северодонецке. Было нас человек двадцать и выдвинулись в Луганск. Ехали до блокпостов на машинах, потом нас высаживали, и мы переходили посты пешком, чтобы не привлекать внимание, – рассказывает он.

С НАРОДОМ И ЗА НАРОД

Когда протестные акции достигли своего пика и народ Донбасса был готов на более решительные шаги, в мае 2014-го Марк помогал в организации проведения референдума.

– Сложно описать чувства, которые я испытывал в этот период. Это было время неимоверного подъёма, время ещё далекого, но уже осязаемого счастья. Мы сказали своё нет киевскому режиму, мы провели референдум, мы победили! Я даже подумать не мог, что за свой выбор многие расплатятся жизнями, – вспоминает Марк Воржев.

Всего через несколько месяцев на нашу землю пришла беспощадная, кровавая война. Первые боевые столкновения как раз были вблизи Северодонецка и Лисичанска.

«Когда Родина зовёт, отсиживаются дома только слабаки», – Марк Воржев

В Севердонецке и Лисичанске, ребята принимали участие в возведении блокпостов и защите городов от карателей. Ополченцы в количестве 48 человек три дня сдерживали натиск на Лисичанск, однако силы были не равными, им пришлось отступить. Марк в это время находился дома, отходил от полученной контузии. Связи в городе не было, и волею случая он узнал, что в Северодонецк зашли каратели. Собравшись впопыхах, вместе с матерью парень уехал в Москву.  А через два дня к нему в дом пришли «айдаровцы», шли наказывать борцов за независимость Донбасса.

Марк говорит, что ему просто повезло, а были те, к кому удача была не так благосклонна. Многие, кто принимал участие в акциях Русской весны и те, кто пошёл в ополчение, были схвачены, брошены в тюрьмы, измучены пытками… кто-то замучен до смерти. Человеку, который не видел этой войны, будет сложно понять, как такое возможно в современном мире, ведь о таких зверствах мы слышали лишь от участников далекой Великой Отечественной. И, казалось бы, что в современном мире не так много места для подвигов. Но как раз такие ещё юные ребята, как Марк, и совершали эти подвиги в период активной фазы боевых действий. Были, конечно, и те, кто струсил, кто не смог побороть страх.

– Страшно было всем, но кто-то смог себя пересилить, а кто-то струсил. Были среди моих знакомы и те, кто оказался по ту сторону баррикад. Мы все росли на одних историях, воспитывались на общих идеалах. Но когда к нам пришли нацисты, некоторые из моих знакомых присоединились к ним. Просто настолько сильной была идеологическая прокачка с их стороны, что слабые духом вошли в их ряды, – вспоминает Марк.

РОДИНА ПОЗВАЛА НА ПОМОЩЬ

Пробыв совсем недолго в Москве, Марк вернулся в Донбасс. Мать вздохнула и с тяжёлым сердцем отпустила, сына было не удержать, он рвался защищать Родину. В ополчение его не брали, несмотря на то, что Марк – широкоплечий под два метра ростом парень, ему на тот момент было всего 16 лет. И тогда сработала смекалка – записываясь в ополчение, сославшись на утерю паспорта, Марк, как наши деды в 41-м, набросил себе несколько лет. Товарищи его возраст подтвердили и так в 2015-м он пошёл воевать.

Первый боевой опыт – дебальцевский котёл. Когда бойцы прибыли на позиции была оттепель, под ногами сплошная «каша». Затем резко ударил мороз, минус 25, окапываться было очень тяжело. Но захочешь жить и не в таких условиях окопаешься. Артиллерия работала без остановки. Ополчение обстреливали из «Градов», «Ураганов», «Смерчей».

– По нам стреляли фосфором, на нас испытывали все виды артиллерии, миномёты вообще не прекращали работу. В Санжаровку (село вблизи Дебальцево – прим. авт.) мы зашли в конце января. Это был населённый пункт, замыкающий кольцо вокруг Дебальцево. Через нас колонны ВСУ и нацбаты прорывались на Харьков. Это были очень ожесточённые бои, ведь на кону стояла жизнь. Самые жестокие бои были за высоты 307,5 и 307,9 метров. За ними как раз были расположены Дебальцево и Артёмовск, – вспоминает Марк.

«Когда Родина зовёт, отсиживаются дома только слабаки», – Марк Воржев 4

После этого были бои под Первомайском, Золотым, на бахмутской трассе, под Станицей Луганской.

– А августе 2016 года я ушёл на гражданку и присоединился к Общественному движению «Мир Луганщине». Почему? Активная фаза боевых уже завершилась, установился шаткий, но мир, и я понял, что нужен там, где строят молодое государство. Я хотел внести свой вклад в это большое общее дело. Думаю, что у меня это получилось, я горжусь, что являюсь участником самого массового общественного движения в Республике. С 2018 года я стал помощником депутата Народного Совета ЛНР Дениса Николаевича Мирошниченко, – рассказывает Марк.

Война кардинально изменила жизнь девятиклассника. Как бы сложилась его судьба при других обстоятельствах, сложно представить. Ещё будучи школьником, он мечтал стать юристом. Сейчас Марк Воржев заканчивает обучение в Луганской академии внутренних дел им. Э. Дидоренко. У него есть семья и любимая работа. Казалось бы, чего ещё желать?

– Очень хочу, чтобы мои дети не знали, что такое война. Я обязательно расскажу им о событиях, которые мне пришлось пережить. Но я хочу, чтобы больше никто из ребят на донбасской земле не слышал, как разрываются снаряды и не отличал «Ураганы» от «Градов», – отмечает Марк Воржев.