Денис Мирошниченко рассказал о пути становления республики

Денис Мирошниченко поздравил жителей Республики с Праздником Весны и Труда

Председатель Народного Совета ЛНР, руководитель Республиканского исполкома Общественного движения «Мир Луганщине» Денис Мирошниченко был участником Русской весны и видел весь путь развития республики с момента её появления по сегодняшний день. Он рассказал корреспонденту газеты «Жизнь Луганска» о пути становления республики и событиях 2014 года, когда была провозглашена ЛНР.

МЫ — РУССКИЕ

— Денис Николаевич, расскажите, как для Вас началась Русская весна?

— Для меня, как и для многих других участников Антимайдана, предвестниками Русской весны стали события, происходящие в Киеве в конце 2013 – начале 2014 года. Когда те, кто называл себя «представителями титульной нации», с неподдельной агрессией нападали на мирных участников акций, устраивали столкновения, когда пролилась первая кровь, стало ясно – жить, как прежде, мы уже не будем, да и не сможем. У этих людей в глазах не было диалога, они хотели вражды. В итоге ее и добились. Для меня Русская весна началась еще в феврале, когда наши жители начали собираться в парке Героев Великой Отечественной войны, – это был наш ответ на киевский майдан. А уже с 1 марта в Луганске начали проходить первые митинги, на которые люди приходили  с триколорами и без страха говорили: «Мы – русские!».

— Оказывалось ли на вас и других активистов давление спецслужбами Украины с целью погасить народное сопротивление в Донбассе?

— Как только мы вернулись из Киева, нас начали обрабатывать. Время от  времени нам звонили, чтобы узнать, планируем ли мы проводить какие-либо мероприятия, собираемся ли мы на акции или митинги. Естественно, никто из нас правду не рассказывал, говорили, что в планах ничего нет, ходим на работу, живем обычной жизнью. На самом же деле мы регулярно собирались в центре Луганска, тогда еще можно и так сказать, модно было носить маски, это нас выручало. Мы даже с работы отпрашивались, чтобы принять участие в акции. Быстро переодевались из костюмов в повседневную одежду и шли на митинги.

— Русская весна началась ведь не только в Луганске и Донецке, были и другие города. Как Вы считаете, почему же они сдались, а мы выстояли?

— Очень большое влияние на ситуацию имели обстоятельства, в которых оказались жители этих городов. Например, в Крыму Сергей Аксенов и Владимир Константинов не оставили свой город, поддержали людей и жесткая позиция руководства способствовала тому, что Крым отделился от Украины и провел референдум за вхождение в состав Российской Федерации. А вот в Луганске и Донецке вся «верхушка» сбежала, предала людей, которые надеялись пойти по пути Крыма. Мы очень хотели, чтобы руководство области приняло такое же волевое решение о проведении референдума, но чиновники повели себя как трусы. Поэтому рядовым жителям пришлось взять ситуацию в свои руки, и нам это удалось, мы смогли выбрать лидера и сплотиться вокруг него. Но были и такие случаи, когда руководство городов, где начиналась Русская весна, не сбежало, но предало своих людей – активистов начали отлавливать и отправлять за решетку. В качестве примера можно вспомнить, что происходило в Харькове.  Наш край всегда славился таким лозунгом, что Донбасс никто не ставил на колени и никому поставить не дано. И это принципиальная позиция населения. Именно поэтому мы выстояли, не сломились и пошли по пути интеграции с Российской Федерацией.

— От мирных митингов наши жители перешли к более решительным мерам – штурму зданий. С чем это было связано?

— Никто из нас не хотел ни столкновений, ни кровопролития, ни тем более войны. Мы хотели одного – быть услышанными. Но на диалог с нами никто не шел. Более того, начались аресты лидеров движения. Это и подтолкнуло народ перейти к решительным мерам.

— На митинг собиралось очень много людей, это были люди разных возрастов и профессий. Как Вы считаете, что их объединяло?

— Каждый из нас видел тот беспредел, который творился по всей стране. Сначала началось кровопролитие в Киеве, потом сожгли ни в чем неповинных людей в Одессе… Госпереворот привел страну к хаосу. Мы не могли допустить, чтобы подобная участь постигла Донбасс. Каждый из нас встал на защиту своей малой родины от разгула нацизма и бандеровской идеологии, от беззакония и анархии, в которых погрязла Украина.  Тогда мы не делились на политические партии, просто вышли все плечом к плечу, чтобы защитить нашу землю. Мы поступили так, как всегда поступали русские, когда кто-то пытался посягнуть на их историю, их Отчизну.

ДВЕ ВОЙНЫ ПРОТИВ ДОНБАССА

— В 2014 году перед тем, как развязать войну кровопролитную, приспешники киевской хунты развязали против нас войну информационную, которая продолжается и сейчас. Вначале их СМИ рассказывали, что людей насильно сгоняли на митинги, что референдум проходил под дулами автоматов. Доводилось ли Вам видеть или слышать, что кого-либо насильно заставили голосовать?

— Могу открыто с уверенностью заявить о том, что каждый митинг, который проходил у нас здесь, был порывом души, а не насильственным действием. Люди семьями шли на эти акции, потому что не хотели того будущего, что прочил нам Киев.  Мы отстаивали свое. Точно также люди шли и на референдум. Это был настоящий праздник для всех. На участки шли семьями, компаниями, целыми улицами. Никто никого не заставлял, что бы там ни рассказывали украинские пропагандисты.

— Еще одна излюбленная байка украинских СМИ — это истории о том, как на митинги чуть ли «ни пачками» завозили граждан Российской Федерации.

— На тот момент в митингах участвовали жители Луганской и Донецкой областей. Никого к нам для митингов не завозили. А вот сейчас, когда наши граждане стали получать российское гражданство, действительно, среди тех, кто приходил на акции, можно увидеть множество россиян. К слову, когда ситуация в Донбассе обострилась, начались первые боевые действия, к нам на самом деле приезжали добровольцы из Российской Федерации. Мы это не скрываем. Но это было личное решение каждого из них, желание помочь братскому народу.

— Расскажите, как родилась идея провозгласить Луганскую Народную Республику?

— У нас не было какой-то методички, по которой мы бы действовали, все наши действия были обусловлены обстоятельствами и рождались в народе. Люди высказывали свои мысли  и идеи, так и было решено провозгласить Луганскую Народную Республику, следующим шагом был референдум.

—  А сам момент провозглашения помните, какая была реакция людей?

— Это было 27 апреля. На площади в центре Луганска Валерий Болотов выступил перед людьми, и его речь встретили радостными овациями.  Все мы ждали этого момента, и все думали, а что же будет дальше? При этом каждый из нас понимал, что пути назад уже нет, нужно двигаться вперед и не останавливаться.

ВОЗВРАЩАЕМСЯ ДОМОЙ

— Путь в Россию оказался немного дольше, чем хотелось бы каждому из нас, но уже сейчас предприняты огромные шаги на пути интеграции нашей Республики с Российской Федерацией. 24 апреля 2019 года  исполнится год Указу Президента РФ Владимира Путина, благодаря которому жители Республик Донбасса смогли воссоединиться с Российской Федерацией.

— Любой шаг, который делает Владимир Владимирович Путин – это исторический шаг. Не стоит забывать, что перед тем, как дать нам право получить гражданство РФ в упрощенном порядке, Президент РФ признал документы, которые выдавались на территории ЛНР и ДНР. Это также был исторически важный шаг. Указ Президента РФ о получении гражданства жителями Донбасса в упрощенном порядке – это сильный шаг сильного лидера. Для наших людей это был настоящий праздник. Ведь те надежды, ради которых мы выстояли в 2014 году, начали постепенно воплощаться в жизнь. Мы этого ждали, мы верили и вот, наконец-то, наши ожидания свершились! Наша уверенность в завтрашнем дне только окрепла. Наши люди очень этого ждали – и то количество людей, которые уже получили гражданство РФ и которые подали документы, – тому подтверждение.

— Скажите, ожидалось ли, что буквально на следующий день после провозглашения Указа люди чуть ли не штурмом будут брать отделения миграционной службы, чтобы узнать, когда и как получить российское гражданство?

— То, что люди будут массово подавать документы, было ожидаемо. Ведь, как я уже отмечал, мы ждали этого целых пять лет. Но, конечно, мы не могли предугадать такой наплыв в первые дни. Мы рассчитывали, что количество людей будет расти постепенно, что вначале граждане узнают подробнее о процессе подачи документов, а потом пойдут в ОМС. Однако наши граждане с первых дней заспешили в отделения миграционной службы. Поэтому образовались большие очереди и вначале специалисты не могли справиться с таким наплывом людей.   Сразу же со стороны руководства Республики был проработан четкий алгоритм подачи документов и получения паспортов РФ.Но постепенно нам удалось этот процесс наладить, и уже сегодня, когда работает большое количество отделений, существует электронная очередь, наши граждане подают заявки и без проблем сдают документы.

— На той стороне процесс получения нашими жителями гражданства Российской Федерации называют принудительным. Но разве можно назвать принуждением то, чего человек ждал целых пять лет?

—  Украинской стороне выгодно распространять дезинформацию, чтобы скрыть тот факт, что Донбасс они давно потеряли. Вначале они рассказывали, как к нам якобы «пачками» завозили россиян, затем – как здесь якобы ели голубей и собак. Они не брезговали ничем, и стали говорить, что «террористы» сами себя обстреливают. Они развязали очень грязную информационную войну. Это все просто выдумки и выдумки для тех, кто не желает знать правды, которая здесь происходит. Это истории для тех, кто желает сидеть возле телевизора, где-то там, по ту сторону Днепра, и рассказывать о том, что здесь жизни нет.  Я вам приведу пример, трагический, к сожалению. В 2014 году у меня на руках умирала раненая семилетняя девочка. Это было после обстрела Луганска со стороны Счастья, где стояли подразделения ВСУ. Мы пытались ее спасти, перевязать раны, к нашему счастью, проезжала «скорая» и мы отдали девочку медикам… но через два дня она умерла… И когда я читаю о том, что «террористы» обстреляли сами себя, я не могу понять тех, кто ведет эту информационную войну… Все мы родители, у всех есть дети, как же можно спекулировать их жизнями? Это низко, подло, грязно…Нас пытаются очернить со всех сторон те, кто даже не знает, как мы живем. Так пусть приедут и посмотрят сами, спросят у людей на улице. Но нет, они этого делать не станут… им это невыгодно.

— Наверное, каждый человек когда-то в своей жизни задумывался: «Была бы машина времени, вот вернулся бы я назад и что-то бы изменил». Если бы удалось вернуться Вам в 2013, 2014, что-то изменили бы Вы? Где-то поступили бы иначе?

— Мне сегодня не стыдно говорить о своих действиях, о действиях людей, которые были рядом со мной. Мы делали то, что считали правильным. И от своих решений я никогда не отступлюсь. Знаете, наверное, если бы была у меня возможность хоть как-то повлиять на головы тех, кто тогда руководил областью, чтобы пойти по пути Крыма и без жертв прийти к тому, к чему мы пока только идем, я бы этим шансом воспользовался. Если бы я только мог хотя бы попробовать достучаться до верхушки областной…я бы вернулся в прошлое и попробовал. Хотя, как показала практика, наверно, кто-то ведь пытался достучаться, но результата это не дало. Нас тогда представители местной власти предали, бросили. Ну а мы не отступились, пошли вперед, отстояли родную землю.

— На пути, который прошла Луганская Народная Республика за эти шесть лет, было множество важных событий. Давайте подведем краткий итог, что нам удалось достичь?

— Самое главное то, что мы, вопреки всем экономическим блокадам, всем военным действиям, которые происходили и происходят сегодня, все же смогли построить республиканскую вертикаль. У нас работают все исполнительные органы, выплачиваются заработная плата, пенсия и другие социальные пособия. Постепенно повышаются социальные стандарты. Да, нам было сложно выстроить этот процесс, все происходило не так быстро как хотелось, но не стоит забывать, ведь это наш первый опыт. Если рассматривать моральную сторону, то мы отстояли свою историю. Наши дети учатся на родном им языке, мы свободно разговариваем на русском и не боимся, что за это нас будут ставить на колени. Мы больше не переживаем, что кто-то сорвет с нашей груди Георгиевскую ленту или оскорбит ветерана, обольет его зеленкой во время парада. Мы живем так, как жили наши деды и прадеды, по совести.  Нам еще предстоит сложный и тернистый путь, но с точки зрения как моральной, так и с точки зрения построения вертикали власти, мы уже сделали большой шаг. Мы не фантасты, мы должны быть реалистами, находясь в военном положении, находясь в экономической блокаде, находясь в частичном признании, идти вперед крайне сложно. Но несмотря на эти сложности, мы все равно вырвемся вперед!