Александр Проценко о событиях Русской весны, которые изменили нашу жизнь

Александр Проценко о событиях Русской весны, которые изменили нашу жизнь

В 2014 году ответом на государственный переворот в Украине стала Русская весна. Протестные митинги вспыхнули по всей территории Донбасса. Мы громко сказали своё «нет» оккупационному киевскому режиму. Народ Донбасса восстал против профашисткой хунты и заявил о своём желании на самоопределение. События Русской весны нашли отклик в сердцах всех жителей Донбасса. Все вместе мы смоли отстоять своё право выбирать наше будущее. Мы пошли по пути интеграции с Российской Федерацией, которая всегда поддерживала нас, протягивала руку помощи в самые непростые времена. О событиях Русской весны мы поговорили с доцентом кафедры государственной политики ЛГУ имени Владимира Даля, членом Общественной палаты ЛНР, президентом Центра социологических исследований «Особый статус», кандидатом политических наук Александром Проценко.

По вашему мнению, какие причины и предпосылки привели к началу  Русской весны?

– Украина как государство в том виде, в котором она получила независимость в 1991 году могла существовать, на мой взгляд, лишь в условиях глубокой административно-территориальной децентрализации, что возможно и позволило бы создать условия для мирного со­существования фактически двух «Украин», значительно отличающихся как по культурно-историческим критериям, так и по внешнеполитическим ориентациям.

Поэтому то, что впервые ярко проявилось во время Оранжевой революции 2004 года, последующего правления Ющенко и Евромайдана в 2014 году было предопределено и стало лишь логическим продолжением процесса внутренней дезинтеграции, почва для которой существовала объективно, а усиливали её уже вполне конкретные политические субъекты. Подпитываемые извне представители Западной Украины десятилетиями постепенно подминали под себя право определять формат «правильного украинства», фактически узурпировали право на трансляцию общеукраинских ценностей, под которые планировали «выровнять» всё общество. Это в итоге уже в новом тысячелетии переросло в агрессивную культурно-гуманитарную политику, целью которой было размытие естественной русской идентичности Юго-Востока Украины и особенно Донбасса.

И в итоге события 2014 года стали пиком давления одной части страны на другую и тем кризисом, который заставил Донбасс сопротивляться и смахнуть с себя многолетние слои искусственной украинизации. Граждане, проживающие здесь, были поставлены перед историческим выбором – либо принять уготованные унижения, согласиться с ролью соотечественников второго сорта и «отмаливать» вымышленные грехи, либо дать отпор незаконной власти, не надеясь на формальные и декоративные конституционные гарантии своих прав и свобод. К сожалению, высшие представители нашей на тот момент официальной политической элиты в основной своей массе оказались неспособны на решительные действия по защите своих избирателей, заняли пассивную выжидательную позицию. Это немедленно почувствовал и оценил народ. Смесь из злости, обиды и чувства несправедливости среди жителей в итоге трансформировались в протест. А когда стало ясно, что мнение протестующих не волнует власть в Киеве, то протест перерос в настоящее народное восстание.

Александр Проценко о событиях Русской весны, которые изменили нашу жизнь

Как вы считаете, почему результаты референдума в Донбассе не были признаны украинскими властями и привели к началу военной агрессии Украины?

– Начнём с того, что поводом к военной агрессии со стороны Киева привели не сами результаты референдума, а события, ему предшествовавшие, а именно продолжение гражданского противостояния и общественного раскола, которые вылились в народные бунты против незаконной власти на Юго-Востоке и особенно в Донбассе. Фактически здесь люди, видя абсолютный беспредел опьянённых победой представителей со стороны Евромайдана, ответили зеркально теми же средствами, которые гораздо ранее использовали на тот момент оппозиционеры на западе страны. Разница лишь в том, что Януковичу и в голову не могло прийти отправить войска разрушать Львов или Тернополь из артиллерии, чтобы подавить недовольных. Равно как и для нас дико было бы представить, что жители Донбасса поехали бы с оружием в руках силой принуждать львовян и тернополян остаться в составе Украины, если бы они захотели вдруг из неё выйти.

Диалог новая власть с представителями Юго-Востока хотела вести лишь в формате «диктующего победителя» и «заискивающего проигравшего». Донбасс с таким унижением не согласился и поэтому его попытались поставить на колени силой и объявление антитеррористической операции стало попыткой окончательно подавить у жителей Донбасса всяческое желание идти против воли новых власть предержащих.

Замазать, замаскировать преступления на Майдане зимой 2014 года можно было только ещё большей кровью, войной и полным подавлением противостоящей стороны. Не говоря уже о том, что это также полностью укладывалось в логику заокеанских поджигателей страны. Ведь Украину можно было превратить в «Антироссию» лишь заставив замолчать и лишив сил её пророссийскую часть.

Как вы считаете, готова ли Украина спустя семь лет признать выбор Донбасса?

– Если коротко, то Украина, как граждане страны – уверен, что да. По крайней мере, большинство обычных украинцев так или иначе хочет в первую очередь окончания войны, а не победы над Донбассом. Это прямо или опосредованно подтверждается из года в год данными социологии. Но все это имеет второстепенное значение, так как в государстве «правят бал» те, для которых война или состояние «ни мира, ни войны» является главным политическим ресурсом, позволяющим удерживаться у власти. И перспектив в обозримом будущем на перелом в этой ситуации я не усматриваю.

Как вы считаете, если бы Русской весны не было, какой бы сейчас была жизнь в Донбассе?

– Трудно сказать, да и вообще история, как известно, не имеет сослагательного наклонения. Возможно, случилась бы «Русская зима» или «Осень», возможно в том же году, возможно позже. Я уверен, что новые власти так или иначе, рано или поздно довели бы русских на востоке страны до восстания. Но вот шансов на успех, наверное, спустя какое-то время было бы уже меньше, равно как сейчас нет шансов у пророссийской части населения Украины на эффективное политическое представительство, которое могло бы их защитить от давления национал-озабоченной власти и радикалов на улицах.

Русская весна привела к возникновению двух новых государств. Какие основные достижения нашей Республики за эти семь лет вы можете выделить?

– Сами по себе семь лет существования наших Республик уже являются достижением и победой, как бы это банально не звучало. Особенно в условиях постоянной военной угрозы и транспортной, экономической изоляции со стороны Украины.

События 2014 года стали одновременно и тяжелейшим испытанием для Донбасса, но они же одновременно стали и точкой кристаллизации нашей подлинной культурной, исторической и цивилизационной идентичности. И сегодня на территории Донбасса мы наблюдаем не что иное как регенерацию Русского мира. Луганск и Донецк в социокультурном отношении могут «дышать полной грудью» в отличие тех русских и русскоязычных, которые вынуждены находиться в удушающей атмосфере насильной украинизации.

Нам не приходится молча в бессильной злобе сжимать кулаки 9 мая, наблюдая воочию или по телевизору очередное издевательство над собственной исторической памятью. Не приходится скрепя сердце наблюдать, как «внуки тех, кто стрелял в наших отцов, строят планы на наших детей», как поется в известной песне.

Кроме того, за эти годы в плане уровня жизни граждан Донбасс сегодня и 4-6 лет назад – это, если ещё и не небо и земля, но уж точно две большие разницы, как говорится. Несмотря на всю ту массу экономических проблем, которые нам ещё предстоит решить.

Ну и, безусловно, мы постепенно движемся туда, откуда исторически и возникли – обратно в Русский мир.

Какую роль в становлении Республики играют общественные движения, в том числе ОД «Мир Луганщине»?

– Любое государство, претендующее на демократию, должно иметь соответствующие органы власти, которые должны быть избраны в соответствии с принципами народного представительства. Сегодня общественные движения в ЛНР, помимо ниши гражданского сектора, фактически взяли на себя функции политического представительства, функции, которые обычно исполняют политические партии. У нас достаточно специфическая политическая обстановка, которая во многом испытывает на себе влияние и фактора военного противостояния и внешнеполитических обязательств в рамках Минского процесса, определяющих её конфигурацию. Поэтому политическая сфера и гражданский сектор у нас на данный момент спаяны между собой и в первую очередь через ОД «Мир Луганщине», как самое крупное и влиятельное общественное движение. То есть движение одновременно представлено и выражает интересы граждан как в сфере общественной деятельности, на уровне гражданской активности, так и обеспечивает функционирование политической власти в Республике посредством политического представительства.

Каким вы видите будущее ЛНР?

– Если говорить о желаемом для меня будущем ЛНР, то я его вижу примерно так же, как видит его абсолютное большинство наших сограждан. Это будущее связано с Россией. И чем плотнее оно будет с ней связано, тем оно будет являться более желанным для луганчан. Мне знакома динамика и содержание реальных настроений у нас в Республике на этот счёт, поэтому знаю, о чём говорю.

Сегодня наша интеграция с Россией объективно набирает обороты и никакие формально-юридические тонкости и внешние обстоятельства не могут ей помешать, так как этот вопрос лежит в плоскости естественной историчности и цивилизационной справедливости. Пусть не де-юре, но де-факто Донбасс уже сегодня «прорастает» в Россию, туда, откуда, он, собственно, вырос, где состоялся и с кем будет продолжать свой исторический путь.

Беседу вела Валерия Разина, газета «Мир Луганщине»