Активист проекта «Забота о ветеранах» прожил в браке 56 лет: семья Соболей делится секретами

Александра Белая, газета «Мир Луганщине»

Ежегодно 8 июля мы отмечаем Всероссийский день семьи, любви и верности. Любовь и верность – залог крепкой семьи, счастья и благополучия. Прожить вместе ни один десяток лет – сложная наука, постигнуть которую дано не каждому.

Семья Соболей, Николай Прокофьевич и Тамара Яковлевна, уже прожили в браке 56 счастливых лет. Она – врач-педиатр на пенсии, он – заслуженный строитель, председатель Общественной организации «Ветераны-строители Луганска», активист проекта «Забота о ветеранах» ОД «Мир Луганщине». Семейная пара согласилась поделиться с нами секретами крепкого брака.

Тамара и Николай из простых семей, она из Белгородской области, он из села Райгородка Сватовского района.  Оба приехали учиться в Луганск и встретились в одном общежитии. Это не была любовь с первого взгляда. Чувство крепло в сердцах студентов с каждым днём.

– Я пришёл из армии, окончил луганский строительный техникум. На тот момент жил в общежитии на втором этаже, а Томочка жила на четвёртом. У неё была подруга Лиля и она собралась идти в кино с моим другом. И тогда друг мне сказал: «Чего ты будешь скучать один? У Лили есть подруга – Тома, она тоже скучает. Пойдём в кино». И мы пошли. Посмотрели фильм, потом пообщались и начали встречаться. Мы познакомились в 1963 году. Дружили два года, – рассказывает Николай Прокофьевич.

Супружеская пара до сих пор помнит фильм, который стал для них судьбоносным. Это была кинолента «Коллеги». А ведь и правда коллеги! Николай Соболь – строитель, а Тамара Яковлевна – педиатр, но до поступления в вуз год отработала каменщиком.

– Это не была любовь с первого взгляда. Сходили в кино, пообщались, но не могу сказать, что сразу он мне понравился. Но чем больше я его узнавала, тем роднее он мне становился. Меня покорила его доброта и порядочность, таких нужно поискать, – рассказывает Тамара Яковлевна.

Жили студенты тогда бедно, на развлечения средств не было.

– Мы много вмести гуляли, ходили на футбол. На стадионе вместе зарядку делали. Мы любили спорт, – рассказывает Николай Прокофьевич.

– У нас не было такого, чтобы гуляли ночь напролёт или на дискотеку ходили. У нас на первом месте была учёба. До десяти гуляли и по домам, – дополняет Тамара Яковлевна.

– Я пришёл из армии и ходил в галифе и гимнастёрке, мастерок за поясом. Иду, девчата из общежития встречают, бегут к ней и говорят: «Тома, тебе сегодня на свидание, уже пришёл твой каменщик», – вспоминает Николай Соболь.

Николай и Тамара совсем разные. Он говорливый и очень активный, она – скромная хранительница очага. Но судьба их связала на всю жизнь.

Пара рассказывает, что вместе им никогда не было скучно. И даже по вечерам, когда он говорил только о стройке, а она «сыпала» медицинскими терминами, никому это не надоедало.

– Да, он у меня до сих пор медицинской терминологией владеет! – восклицает Тамара Яковлевна. – Всё помнит.

В ответ Николай Прокофьевич смеётся и начинает тараторить те самые термины.

Александра Белая, газета «Мир Луганщине»

Окончив строительный техникум, Николай устроился на работу и параллельно пошёл получать высшее образование.  В 1965 году пара решила пожениться. Решение было принято обоюдно.  В 1966 году родилась первая дочь Вита, потом – Люда.  Обе дочери получили медицинское образование. Две взрослые внучки – тоже медики, младшей сейчас 14, она пока не определилась. Ещё у Соболей есть внук.

Семья Соболей – крепкая и любящая. Здесь царит взаимоуважение и любовь. Но пережить паре пришлось и сложности. Главная из них – разлука. В далекие 70-е строитель Николай Соболь должен был отправиться в Иран.

– Я должна была срываться, бросать старшую дочь Виту и ехать с ним. С собой мы брали только младшую Люду. Но я и подумать тогда не могла, что можно поступить иначе. Он ехал, а я за ним. Мы попали в такое время, что там была война, революция. Я побыла там полгода и уехала на время. Потом вернулась. Работала в Иране на общественных началах, – вспоминает Тамара Яковлевна.

– Мы были там 3,5 года. Уехали в конце августа 1978-го и были по 1982-й. Сначала была революция, потом начался конфликт с Ираком. Шёл обстрел с самолётов. Мы жили в отеле. Помню, как снаряд упал рядом с ним, была огромная яма. Вечером мы завешивали окна одеялами, чтобы нас не видели с самолёта. Так прожили 2,5 года, – дополняет Николай Прокофьевич.

Александра Белая, газета «Мир Луганщине»3

Когда Тамара Яковлевна уезжала в Луганск начинались месяцы разлуки и неизвестности. Вначале удавалось писать письма, но во время войны их перестали передавать. Только когда кто-то из рабочих уезжал домой, он пересылал Тамаре Яковлевне вес­точку от мужа. Николай Прокофьевич рассказывает, что, когда он вернулся из командировки домой, письма продолжали приходить. Их оказывается складывали в посольстве и отправляли пачками. Сейчас у семьи Соболей этих писем целый чемодан. Писали много и часто – о любви и разлуке. Теплые рукописные строки вдохновляли его на трудовые подвиги в чужой стране, а ей скрашивали месяца ожидания.

Когда Николай Прокофьевич вернулся, несмотря на все бытовые трудности в семью Соболей вернулось и счастье – любимые воссоединились. В их жизни было и есть много любви и уважения, но никогда не было ревности и глупых ссор… кроме одного раза.

Николай Прокофьевич рассказывает, что супруга никогда не давала повода для ревности и всегда была ему верна. Но всё же был один случай, когда Коля приревновал Тому.

– Я 100% уверен в её верности. Голову готов положить на отсечение. Тома – честная жена. Но помню, как-то в молодости пошли мы к подруге, и она там танцевала с одним парнем. Вот это я тогда приревновал. Я её тогда так ругал. Когда не любишь, тогда не ревнуешь… Когда любишь, хочется, чтобы она была только твоя, – говорит Николай Прокофьевич.

Тамара Яковлевна отмечает, что никогда не испытывала ревности, потому что муж окружил её теплом и любовью, она всегда чувствовала себя единственной.

– Я даже не представляю, чтобы я с кем-то ему изменила. Он был в Иране, я была здесь одна. Поставили бы тогда передо мной самых лучших мужчин, я бы на них и не смотрела. Мне они не нужны, – говорит она.

В семье важнее всего равноправие. Важно уметь слышать друг друга и договариваться. В этом уверены они оба.

– У нас в семье всё общее. Я приносил зарплату и отдавал Томе. А она покупала всё, что надо. Она всегда всё делает для семьи, всё покупает для нас. Она не такая, как некоторые, дашь им денег, а они себе золото гребут и наряды. В семье должны быть любовь, забота и взаимопонимание. Любить нужно друг друга и беречь. Когда у нас были дети, мы вместе гуляли, катали их на старенькой колясочке. Нужно в больницу с ребёнком, она не может, я везу. Мы всё делаем обоюдно. Бывают, конечно, и ссоры. Но мы быстро миримся, то я ей что-то скажу, то она мне и всё – помирились. Я обычно ей комплимент говорю, она тогда сразу добреет, – говорит Николай Соболь.

– Мы никогда не делим и не делили домашние обязанности. Он допоздна всегда был на работе. Я понимала, что он устаёт. Никогда не заставляла его что-то делать из-под палки. Я занималась домом. Несмотря на то, что я тоже работала, была педиатром, мне никогда не была в тягость домашняя работа. Я же всё это делала для нас, – отмечает Тамара Яковлевна.

Тамара Соболь перенесла инсульт, когда она болела, Николай Прокофьевич не отходил от неё.

– Он меня и кормил и ухаживал за мной. Всю домашнюю работу взвалил на себя, окружил заботой, – рассказывает она.

Николай Прокофьевич говорит, что муж должен заботиться о жене, а жена о муже.

– Она у меня красавица была такая! Как её не любить? Но она и после инсульта ничего ещё так, – смеётся Николай Прокофьевич и этими словами вызывает искреннюю улыбку и стеснение на лице супруги.

В глазах супругов до сих пор горят искренние чувства. Он бережно ведёт её под руку и помогает спуститься по лестнице, она благодарит его тёплым взглядом. Вот она настоящая любовь, та, что раз и навсегда!

Александра Белая, газета «Мир Луганщине»