2 июня 2014-го:  Железные «птицы» смерти над Луганском

2 июня 2014-го:  Железные «птицы» смерти над Луганском 1

Семь лет назад неожиданно словно раскат грома война ворвалась в мирный Донбасс. И если весной 2014-го ещё казалось, что всё это лишь кошмарный сон и вот-вот настанет мир, то кровавое лето 2014-го стало точкой невозврата и дало понять, что жителей Донбасса пришли убивать.

Самолёты ещё с мая зловеще кружили над Луганском. Их рёв пронизывал небо вдоль и поперёк, а сирены воздушной тревоги истошно давили на мозг. 2 июня 2014 года железные «птицы» смерти парили над центром города. В 14.45 раздался мощный удар. А дальше пыль, крик, слёзы и кровь. Авианалёт на здание бывшей Луганской облгосадминистрации молниеносно унёс жизни восьми человек, более двадцати были ранены. В этот день депутат Народного Совета ЛНР Светлана Гизай потеряла своего супруга Александра Александровича. Светлана Фёдоровна стала очевидцем тех страшных событий, так как находилась неподалеку от места авиаудара и была одной из первых, кто примчался на помощь пострадавшим.

– Многие чудом выжили, так как у них были многочисленные ранения от обстрела кассетными бомбами, запрещёнными всеми международными конвенциями. Кого-то увезли в больницу, а кто-то в состоянии шока покинул место авиаудара. А впоследствии оказалось, что они получили травмы и ранения. Мы не можем с точностью сказать, сколько человек пострадало в этот день, ведь не все обратились в больницу, – рассказывает депутат. – Ко мне на кладбище подходила женщина, но я после похорон мужа была в тяжёлом эмоциональном состоянии и даже не спросила её имени, не взяла её номер телефона. Женщина рассказала, что её сын был возле администрации 2 июня, он не смог пережить испытанный шок и 3 июня умер от разрыва сердца.

Светлана Федоровна бережно хранит списки раненых, выписки из историй болезни и медицинских карт. Эти данные удалось собрать по крупицам. Она рассказывает, что последствия того страшного авианалёта проявились даже спустя годы.

– В 2018 году умер Виктор Кугатов. Его ранения были в 2014 году оценены как лёгкие травмы. Вся его спина была иссечена осколками, также он получил проникающее ранение в плевральную полость, а такое бесследно не проходит. Полученные травмы в итоге привели к его преждевременной смерти. Мы ведь не знаем судьбу всех раненых при том обстреле, как отразилось 2 июня на их физическом и психологическом здоровье, – добавляет Светлана Гизай.

Депутат отмечает, что жертв украинской агрессии ведь могло быть намного больше. Но благодаря медикам, которые в адских условиях творили чудеса, многих удалось спасти и это при том условии, что у нас не было военных хирургов и мало кто из врачей на практике сталкивался с такого рода травмами.

2 июня 2014-го:  Железные «птицы» смерти над Луганском 2

– Доктора в то время делали невозможное, работали в нечеловеческих условиях. У нас не было военных хирургов. Оперировали обычные хирурги. И работали они не по 8-12 часов, а порой и по трое суток, так как под обстрелами невозможно было поменять смену. Пересмену  доставляли на работу в областную больницу на танках. Спасали раненых не только хирурги, травматологи, а и педиатры, гинекологи. Все медики, кто остался на нашей территории стояли плечом к плечу, – говорит парламентарий.

Она рассказывает, что врач-травматолог Сергей Либстер спас руку Виктории Кудели, пострадавшей 2 июня. Молодая мама умоляла врача сделать всё возможное ради её малыша. И врач совершил чудо, ведь с такими травмами диагноз один – ампутация.

Светлана Гизай отмечает, что силовой вариант подавления Русской весны в Донбассе планировался заранее. Она говорит, что доказательством тому является объявленная ночью 14 апреля АТО и новая военная техника, которую сразу же начали свозить ВСУ в Донбасс.

– 14 апреля они придумали и объявили  антитеррористическую операцию. Но мы, проживающие на этой территории люди, не почувствовали опасности. Мы же все понимали, что мы – не террористы, мы – граждане своей страны. Никто даже подумать не мог, что прольётся кровь. 2 мая они сожгли Одессу, почувствовали свою безнаказанность. 2 июня нанесли авиаудар по Луганску, 2 июля – по Старой Кондрашовке. Они будто бы специально делали всё второго числа. 2 августа сильно обстреливали Луганск. Под прицельным огнём были три детских сада и парк имени Щорса. Специально били туда, где должны были быть дети. Они просто звери! У меня нет других слов, – говорит Светлана Гизай.

Она отмечает, что напряжении всего «жаркого лета» 2014-го не было ни дня, чтобы никто не погиб. Нашу Республику регулярно обстреливали и бомбили.

– Нас пытались запугать и сломить. Бомбили ведь в основном авиацией, потому что понимали, против неё мы бессильны.  Авиаобстрелы оказывают очень сильную психологическую боль на детей и пожилых людей. Благодаря авианалётам они добились цели, очень много людей было запугано и выехало с нашей  территории, даже оставив лежачих родственников. Но они не учли одного – среди нас остались те, кто был не готов отступать, – отмечает депутат.

Светлана Гизай говорит, что даже спустя семь лет пока никто не понёс наказание за обстрел Луганска 2 июня. Она отмечает, что после авианалёта приезжали сотрудники СБУ, которые собрали все улики и доказательства, но в итоге материалы были отправлены в Киев и там потерялись. Родственники погибших и пострадавшие написали не одно заявление в правоохранительные органы и суды Украины. Но ни одно из них не сдвигается с мёртвой точки. Молчит и мировая общественность, которая так рьяно и показательно борется за права человека и мир во всем мире, но не замечает геноцида жителей Донбасса.

– Мы ждём, что когда-то мир всё-таки проснётся и виновные будут наказаны. Никогда такого у нас не было, чтобы правительство убивало свой же народ. С 2014 года Украина не только для меня, а для всех жителей Донбасса перестала существовать как правовое государство. Я никогда не забуду, что, когда 3 июня я обратилась за помощью к Уполномоченной по правам человека в Украине Валерии Лутковской и получила ответ, что она не может нам помочь, потому что здесь ведётся АТО. Она даже не смогла ответить на мои вопросы, почему не дали коридоры для гражданского населения, почему убивают мирных жителей… Я думаю, что их цель была просто нас уничтожить, – отмечает депутат.

Уже семь лет на прифронтовых территориях не стихают канонады. Смена власти в Украине не принесла мир в Донбасс. Светлана Фёдоровна говорит, что если раньше Киев открыто вёл агрессивную политику, то сегодня всё делается исподтишка.

– Если в 14-15 году тогдашний президент Порошенко открыто заявлял о намерениях обстреливать Донбасс. Все помнят его фразу о том, что наши дети будут сидеть в подвалах. То нынешний президент Зеленский, который победил на выборах лишь потому, что обещал завершить войну, делает всё украдкой. Вопросы относительно ДНР и ЛНР решаются в Киеве за закрытыми дверями. У них есть намерения, но они их не оглашают, и это ещё опаснее.  Если бы Киев хотел мира, если бы его хотел Зеленский, то Украина бы выполняла Минские соглашения и на нашу землю пришёл бы мир. А что происходит сейчас? Команда Зеленского регулярно пытается эти соглашения переписать, постоянно они с чем-то не согласны. О наших людях там не думают, мы им не нужны, – говорит Светлана Гизай.

Ещё семь лет назад, устроив геноцид жителей двух молодых республик украинские политики показали, что война ведётся за землю, а не за людей. Но наши люди хотят мира, им так хочется, чтобы израненное небо Донбасса затянуло свои раны, чтобы больше никогда его не резали своими крыльями железные «птицы» смерти, чтобы никогда не слышали наши дети раскаты смертоносного грома.

2 июня 2014-го:  Железные «птицы» смерти над Луганском 3

 

Александра Белая, газета «Мир Луганщине»