Спасти жизнь ценой крови

Спасти жизнь ценой крови 1

Сто литров крови, шестнадцать лет стажа, большой вклад в развитие донорства Республики, а также звание «Почетный донор ДНР»… И это далеко не все факты о нашем собеседнике

14 июня во всем мире отметили Всемирный день донора крови. Мы пообщались с Павлом ЧУПРИНОЙ, чтобы узнать немного больше о донорстве. Кто может сдать кровь, что для этого необходимо, почему доноры важны и кто он – почетный донор?

ДАНО НЕ КАЖДОМУ

– Когда вы в первый раз сдали кровь и почему вас так «затянуло» донорство?

– Впервые сдал кровь, когда был студентом. Тогда учился на третьем курсе технического университета в Мариуполе и увидел на стенде с расписанием пар объявление о том, что к нам приезжает бригада медиков, и приглашает всех желающих студентов стать донорами. Из всей группы, даже из всего потока я оказался один, кто высказал желание туда пойти. И шел, не зная ничего. Это была даже не станция переливания, а местный сарайчик во дворе между корпусами, в котором расположили эту бригаду. Приняли, сдал, все было нормально. Тогда же узнал, что в этой процедуре неприятного: кроме непосредственной сдачи крови необходимо пройти осмотр дерматолога, нарколога, терапевта, сдать анализ крови и много других процедур.

– Такие процедуры необходимо проходить всем донорам перед каждой сдачей крови?

– Если сдаешь кровь постоянно, то их перечень немного меняется, но, в принципе, перед каждой сдачей человека проверяют. Просто так с улицы ты не придешь – тратить на тебя время и расходники напрасно никто не будет.

– Сколько суммарно крови вы сдали с момента первой процедуры?

– Первая сдача у меня была в 2002 году, а стабильно начал сдавать кровь с 2005 года, когда закончил вуз. С тех пор, спустя 16 лет, у меня набралось уже 272 сдачи. В литрах это около ста.

– Что для вас означает донорство в целом?

– Я, конечно, сейчас могу говорить какие-то пафосные речи, но это давно уже стало рутиной. Первые десять-двадцать раз, когда ты только наращиваешь свои темпы, переходишь к сдаче плазмы, тромбоцитов и так далее, для тебя это что-то новое. Конечно, когда и пятьдесят, и сто раз сдал – это становится рутиной. Но даже при таких объемах все равно случаются яркие эмоциональные «вспышки», когда ты сталкиваешься с какими-то реальными человеческими проблемами и трагедиями, когда кто-то из родственников или даже незнакомых людей попадает в больницу и срочно нужна кровь. Бегают, ищут, выходят на меня. Помогаю, сразу сдаю по две дозы. Такие моменты воодушевляют – понимаешь, что это все-таки не «конвейер», а какая-то человечность в этом есть. Часто вопрос стоит буквально на уровне жизни и смерти. К сожалению, в медицинской практике почему-то запрещено донору сообщать, кому конкретно пошла его кровь. То есть, когда ты ее отдаешь, то она не сразу идет конкретно кому-то, а отправляется в общий банк, откуда берется другая – уже проверенная и «отлежавшаяся». Если бы эта информация была открытой, то, думаю, это было бы мощным стимулом для доноров. Мне бы, допустим, очень хотелось бы встретиться с теми людьми, которым перелили мою кровь. Существует даже такое мнение, ненаучного характера, что, когда человеку переливают кровь другого, то ему передаются какие-то черты донора. Вот как раз об этом я бы и побеседовал с человеком, в венах которого течет моя кровь: изменилось ли что-то у него, может появились новые способности или увлечения.

– Любой ли человек может стать донором, если пройдет все необходимые процедуры?

– Есть большой список противопоказаний. Какие-то из них временные, а какие-то пожизненные. Критерии по возрасту, весу, болезням… Конечно, если человек и может, и хочет, и сознание не теряет при виде иглы и капли крови, то почему бы и нет?

– Многим людям после сдачи крови даже на анализы становится плохо. А если они захотят стать донорами, есть ли какой-то способ «натренировать» свой организм, чтобы этого не происходило?

– Сложно сказать. Мне кажется, если существует такая непереносимость этой процедуры на эмоциональном уровне, но человек искренне хочет сдать кровь, то у него что-то в голове изменится и он просто не позволит себе упасть в обморок. Ну или во всяком случае не подаст виду врачам, когда у него закружится голова. У меня тоже такое было во время первых заборов, когда организм еще не привык. Я, конечно, никому ничего не говорил.

«КРОВЬ НАДО КОРМИТЬ»

– Можете рассказать немного о диете донора?

Спасти жизнь ценой крови 2– Полноценное питание. Но за сутки до сдачи крови нужно себя ограничить в жирном, остром и молочном. С вечера практически уже ничего не есть сытного. Предпочитаю только на чае и булочках сидеть перед сдачей, чтобы точно ничего не занести. А вообще, питаться надо очень хорошо, полноценно, разнообразно. Фрукты, овощи, каши… Кровь надо кормить. Если будешь пичкать ее всякой гадостью, какими-то чипсами с газировкой, то ничего хорошего от этого не будет. Ну и врачи тебя тоже сразу «забанят». Они все видят, когда берут анализы – что ел, когда ел и многое другое. Врачи, которые работают много лет, могут даже по консистенции и цвету сливаемой крови сразу все понять. К сожалению, сознательных доноров, которые заботятся о качестве своей крови, не так много. Бывают и те, кто продает кровь. У меня к ним, конечно, скверное отношение – они убивают всю идею донорства. С латыни «донор» переводится как дарить. Это твой подарок нуждающемуся человеку.

– Есть ли какие-то ограничения на то, сколько крови можно сдать, например, в месяц? И что делать, если хочется отдать больше.

– За один раз больше крови по твоему желанию никто не возьмет. И меньше тоже. Было и такое: пришел новичок, лежит, сдает, и в это время у него начинает кружиться голова. Ему машут, дают нюхать нашатырь, по щекам хлопают, ноги поднимают, но при этом никто иглу из него не вытаскивает. Вообще, стандартная сдача крови – 450 миллилитров за один раз, плазмы – 300. У гемаконов (контейнер для сбора и хранения крови – прим. ред.) стандартный объем – их не наполняют наполовину и не «перекачивают» кровью. Между сдачами тоже есть строго регламентированные промежутки, за которыми следят врачи и все сдачи записывают в базе данных. Если прийти раньше срока, то сразу заметят, что время еще не пришло, и отправят обратно.

– Это какое-то фиксированное количество времени?

– Да, но в зависимости от сдач. Плазма, допустим, восполняется в организме во много раз быстрее, чем целиком сданная кровь, поэтому промежуток очень маленький – всего две недели. А между сдачами крови должно пройти минимум два месяца.

ПОЧЕТНЫМ БЫТЬ… НЕПОЧЕТНО

– «Отвод», «сливаюсь» – что это значит и какие еще профессионализмы есть у доноров?

Спасти жизнь ценой крови 3– У меня любимое слово – «кровушка». Это такое уважительное и ласковое отношение к крови. Ну и все ходят «сливаются», то есть сдают кровь. А «отвод» – это когда тебя врачи не приняли, потому что у тебя очень плохой анализ. Отводы разные бывают: на один, на три и на шесть месяцев. В такие моменты чувствуешь себя очень плохо, потому что из-за своей слабости съел что-то очень вкусное, но очень вредное и не смог кому-то помочь.

– Расскажите какую-нибудь интересную историю из вашей жизни, связанную с донорством.

– До войны много путешествовал по России пешком, и была такая замечательная идея – сдавать кровь в разных городах, встречающихся на своем пути, таким образом неся донорскую идею по всей земле русской. И вот в первом таком городе Орле зашел на местную станцию переливания крови, где мне врачи объяснили, что доноров везде принимают только из своего региона, не говоря уже об иностранцах! Я был огорчен.

– Вам присвоили звание «Почетный донор ДНР». Расскажите, что это значит и насколько действительно почетно у нас в Республике быть донором?

– Звание «Почетный донор ДНР» присваивают тем, кто сдал сорок раз кровь или плазму. На самом деле многие уже сдали и в три, и в четыре раза больше. Сейчас это звание не дает откровенно ничего. Реально работает только одна норма – прибавка к пенсии в 272 рубля. Хотя, по рассказам, кому-то удавалось попасть на льготное зубопротезирование в государственных стоматологиях. По сути, из особо значимого ничего нет. Уже второй год мы пытаемся сделать так, чтобы в Республике, как в России, ежегодно выплачивали почетным донорам фиксированную сумму. Там она составляет около пятнадцати тысяч рублей. Понятное дело, что у нас она будет меньше, но, к сожалению, пока и этого нет. Мне кажется, что если бы была какая-то финансовая помощь со стороны государства, те же выплаты для почетных доноров, то это как-то способствовало тому, что люди чаще безвозмездно бы сдавали кровь.

– Насколько важны доноры для Республики?

– В любом государстве, когда идут боевые действия, доноров должно быть больше, потому что добавляются еще и раненые. У нас сейчас хоть и затишье, но когда происходят какие-то крупные столкновения и обстрелы жилых районов, доноры очень важны. К тому же, человек должен прийти и сдать кровь заранее, потому что ее должны проверить и дать немного «отлежаться». Пострадавшему дают кровь, которая была сдана за несколько месяцев до этого. Таким образом, это вклад в будущее и доноров должно быть больше.

– Как часто люди вспоминают о подвиге доноров?

– Для популяризации донорства и проникновения в информационную повестку у меня очень хорошо работают соцсети. На протяжении всего года периодически выкладываю какие-то посты, где хоть немного, но затрагивается тема донорства. Таким образом, у людей этот вопрос постоянно на слуху. К сожалению, государство никак не рекламирует донорство, поэтому нам остается только на своем примере как-то популяризировать это дело. Кроме того, часто принимаю участие в различных передачах, где у меня тоже появляется возможность как-то напомнить людям о том, насколько важны доноры.

Василиса Синявская