Украина после томоса: внутренний экстаз не дает внешнего облегчения

Опубликовано: 19.10.2018 13:57

Буквально на днях специалисты Всемирного экономического форума (WEF) совместно с Евразийским институтом конкурентоспособности и консалтинговой компанией Strategy Partners обнародовали ежегодный Глобальный рейтинг конкурентоспособности стран. И установили, что Украина из 140 стран, проанализированных на основе оценки показателей стран по 12 основным критериям, занимает 77 место по уровню адаптации технологий, 110 место – по уровню развития государственных институтов, 131 место – по уровню макроэкономической стабильности, 94 место – по состоянию здравоохранения, 58-е – по уровню инновационных возможностей, 46 – по уровню образования и 66 – рынку труда.

Все вместе дает ей лишь общее 83 место. В прошлом году было 81 место, и рядом с нею места занимают Доминиканская Республика и Македония. А вот Россия поднялась с 45 места на 43-е. И 37 место заняла Польша, о которой директор Мирового банка по делам Украины, Беларуси и Молдовы Сату Кахконен недавно сказала: если рост ВВП Украины будет расти так, как сейчас, то чтобы догнать поляков понадобится еще лет сто.

В результате подобного хозяйствования Украина, по данным МВФ, является самой бедной страной Европы и занимает 134 место. Выше нее даже Молдова со своим 133 местом. Это уже вызвало беснование патриотов, которые посчитали, что МВФ зря так подло «опускает и позорит» Украину: она-де не самая бедная, так как фондовские спецы, пересчитывая размер ВВП на душу населения, учитывали и население самопровозглашенных ДНР и ЛНР. А делать этого, по мнению экономиста-патриота Максима Праздникова, не надо. Потому что никто не знает, сколько там еще этих «ватников» и «сепаров» осталось. «Если говорить об Украине, берутся официальные цифры статистики, а именно – 42 млн. населения. В этих 42 млн. официально не учитывается население Крыма, но учитываются оккупированные районы Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО). Сказать, сколько там проживает людей, сколько осталось и сколько уехало — невозможно. Более того — невозможно сказать, сколько на сегодняшний день проживает людей в стране. Очень большое количество людей находится на заработках в постоянном формате. Если говорить об экспертных оценках количества людей, живущих в стране, в лучшем случае, в стране проживает 36-37 млн., хотя для официальных расчетов используют 42,5 млн. Таким образом, на 15-20% можно пересчитать только отталкиваясь от более корректного подсчета населения, — разъяснил экономист.

А потом утешил нацию: «Если мы говорим о конкретных цифрах, то действительно, по результату 2017 года наш ВВП получился порядка 2 656 долларов на душу населения – чуть-чуть меньше Молдовы. Радует, что уже есть прогноз на 2018 год, там цифры будут примерно 2 800 долларов. Вполне возможно, мы с «почетного» места подвинемся». Ну, как утешил. Ему так кажется, но люди-то живут реальной жизнью и степень бедности родной страны ощущают на себе, в своих, как ни странно, кошельках…

Но есть и другие экономические провалы, которые преследуют Украину по результатам «144 успешных реформ», якобы проведенных нынешним режимом. И они обозначены не «недобросовестными украинофобами по заданию Кремля», а Государственной службой статистики самой Украины. А служба эта установила, что негативное сальдо внешней торговли Украины товарами в январе-августе 2018 года увеличилось на 45,7% по сравнению с январем-августом 2017 года и составило 5,004 млрд. долл. Конкретнее — в январе-августе 2018 года экспорт товаров по сравнению с аналогичным периодом 2017 года вырос на 12,4%, составив 30,9 млрд. долл., а импорт – на 16,1% до 35,9 млрд. долл.

При этом Госстат уточнил, что внешнеторговые операции проводились с партнерами из 215 стран мира. Но всем и так понятно, что после резкого сокращения торговли с Россией и другими странами СНГ основными торговыми партнерами Украины являются страны Запада. Вот они-то и используют Украину как рынок сбыта, не пуская к себе украинские товары. Тем более что, учитывая упомянутый выше рейтинг конкурентоспособности Украины, стране и торговать особо нечем. А те хваленые квоты, которые ей предоставляет, например, хваленое же Соглашение об ассоциации с ЕС украинские производители-экспортеры исчерпывают за считанные недели. Даже не месяцы, а недели…

Продолжаются и политические провалы. Чудесному министру иностранных дел Украины Павлу Климкину так и не удалось убедил венгров перестать блокировать заседания Украина-НАТО (КУН) на уровне министров обороны. В начале октября текущего главу Минобороны Украины Степана Полторака второй год подряд не пригласили на встречу глав военных ведомств стран НАТО. Против участия украинской стороны выступила Венгрия, которая блокирует участие Украины в общих мероприятиях НАТО с 2017 года из-за нового украинского закона об образовании. Он предусматривает, что с 2020 года система образования Украины полностью переходит на украинский язык. И венгры посчитали, что это дискриминирует украинских венгров, которые живут в Закарпатье.

Точно так же сначала посчитали и Польша с Румынией, и Греция со Словакией. Но потом другие страны как-то договорились с Киевом. А вот Будапешт нет. И в НАТО особо подчеркнули, что ничего не могут противопоставить позиции Венгрии, добавив, что все решения в Альянсе принимаются консенсусом и, «даже маленькая страна» может заблокировать коллективное решение всех других стран-членов. А генсек НАТО Йенс Столтенберг лично Климкину сказал, что разблокировка заседаний КУН зависит от договоренностей Украины и Венгрии насчет языковых прав венгерского меньшинства на Закарпатье. В рамках упомянутого украинского закона об образовании.

А теперь к «образовательному» закону украинские патриоты-парламентарии, похоже, добавили еще оду напасть, только укрепившую венгров в собственной правоте и в твердости по блокированию Украины. Верховная Рада Украины, как известно, приняла в первом чтении проект закона «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». И министра Сийярто это обеспокоило еще больше. Он напомнил Климкину, что Украина так и не сдержала слово о пересмотре закона об образовании. И тем самым не прислушалась к рекомендации Венецианской комиссии по соблюдению прав национальных меньшинств. А теперь еще и языковой закон вдобавок. И венгерский министр высказался более чем определенно: «Венгрия ожидает от Украины демонстрации не только на словах, но также и на деле, что она не хочет обострить сложившуюся ситуацию, а вместо этого хочет найти решение для нее. …Венгрия не может говорить о немедленном принятии закона о языке украинским парламентом как о шаге на пути урегулирования. Если закон о языке в своем нынешнем виде будет одобрен, это сделает использование венгерского языка в средствах массовой информации и культуре невозможным».

Да, и, кстати, о Польше. Она как бы успокоилась насчет «образовательного» закона. Но у нее есть свои заморочки, которые так же по-прежнему блокируют даже призрачное продвижение Украины по пути вожделенной евроинтеграции. Совсем недавно польский президент Анджей Дуда подтвердил, что Польша ожидает от Украины шагов по дегероизации деятелей Украинской повстанческой армии (УПА_ и ее вождей – Степана бандеры и Романа Шухевича. «С Бандерой и Шухевичем Украину в Европу не войдет» — вот лейтмотив и мотиватор коллективного отношения польских политиков к Украине. А премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий сказал, что примирение между украинцами и поляками вообще возможно лишь после признания правды о Волынской резне 1943 года и участия в ней боевиков-погромщиков из УПА. Польский Сей м признал резню «геноцидом польского народа», а в Украине об этом и слышать не хотят. Но продолжают хотеть в Европу…

И, как вы понимает, я не зря упомянул тут томос. Его преподносят нации как величайший успех президента Петра Порошенко и его дипломатии на религиозном фронте. Но и перед томосом могут возникнуть серьезные внутриукраинские проблемы. Предоставление автокефалии с томосом, как известно, пообещали только новой украинской церкви, которая должна быть создана из трех ныне действующих православных конфессий – УПЦ КП, УАПЦ и части отступников из УПЦ МП. Отступник из УПЦ МП уже появился, но объединение церквей может натолкнуться на кадровую жадность и неутоленные амбиции «объединителей», каждый из которых считает себя главой будущей «оттомосенной» церкви. Глава УПЦ КП, самозваный «патриарх» Филарет (Денисенко) уже заявил, что он как был, так и останется патриархом. Но и глава УАПЦ Макарий (Малетич) тоже хочет. И потому сегодня в Украине пока не названы ни дата объединительного собора (съезда) ждущих томоса церквей, ни принципы объединения. Макарий уже пожаловался общественности, что все тормозит амбициозный Филарет. «Патриарх Филарет обратился ко мне и сказал: «Срочно нужно Собор созывать». Я ему говорю: «Собор собирать нет устава». — «А устав у меня есть». «У меня тоже есть, но из двух уставов надо сделать один устав». — «Нет, будет мой устав», — пересказал Макарий свою стычку с Филаретом. И добавил: «Третий вопрос, а какой статус, какая модель? Когда я спросил, будет ли митрополия или патриархия, он (Филарет. – Авт.) со злобой сказал, что митрополии не будет, будет патриархия. А экзархи (константинопольские и американо-канадские, присланные подтолкнуть раскол православия. – Авт.) ничего нам не говорят».

По словам Макария, если же Филарет не идет на утерю своего «патриаршества», то Константинополь не сможет дать ему автокефалию именно как самозваному патриарху неканонической церкви. Ведь признавая только сейчас каноничность УПЦ КП Вселенский Патриарх Варфоломей тем самым признал, что все предыдущие годы (с 1992 по 2018 год) УПЦ КП была неканонической, самозваной. И такими же были и ее иерархи во главе с Филаретом. И восстановление Варфоломеем Филарета в сане говорит, что тому вернули только сан митрополита, коим он и был, пока не организовал раскол.

Но и митрополит Переяслав-Хмельницкий и Вишневский Александр (Драбинко), заявивший, что уходит из УПЦ МП в новую «объединенную церковь», явно видит себя ее главой. Он же тоже религиозный патриот.

Вот, собственно, и все сегодня о Украине, где таким удивительным образом негативно для нее смешались мирские и религиозные дела. И президент Порошенко рискует опять ломиться в закрытую дверь уже новой церкви, как он и его страна ломятся в дверь Евросоюза и НАТО.